С тобой и без тебя (женская история)

Загрузка...

Наши соседи по даче считались самой скандальной парой в округе. В свое время их брак был признан мезальянсом: ну, как же, образцовая семья, потомственные интеллигенты были вынуждены принять в дом невестку «низкого сословия». Но единственный сын в семье Виктор, только что окончивший институт, тогда уперся и ни в какую: только Нюся и никто больше! Произошел разрыв поколений, и зародившаяся пара некоторое время жила отдельно. Но потом родители все же смилостивились, пустили молодых к себе, но все равно приняли невестку в штыки и спускать ей не собирались. В общем, холодная война между домочадцами тянулась давно, временами переходя в горячую. Причем с течением времени супруг все больше принимал сторону своих родителей. И тогда окружающие вынуждены были наблюдать, как молодая жена, выскочив на улицу и уперев руки в бока, на чем свет поносила своего мужа, «маменькиного сынка» и тех, кто его породил. Дескать, «заносятся перед простыми людьми, считая себя белой костью». А велика ли для кого-то честь — их драгоценный Витенька, кому он нужен? Ни гвоздя прибить, ни денег толком заработать.

Справедливости ради нужно сказать, что в тяжелые годы, когда ее свекор лишился своего поста (свекровь и вовсе никогда не работала), а муж тоже оказался не у дел, именно Нюся взяла на себя труд кормить всех и пошла на рынок — продавать овощи и фрукты. Но, несмотря на то, что не дала семье пропасть, домашние стыдились того, что она занимается таким «непрестижным» делом, и в пылу ссоры обычно называли ее базарной бабой.

По стопам родителей

Самое удивительное заключалось в том, что поначалу Витя с Нюсей просто души в друг друге не чаяли. Нам, соседям, не раз доводилось наблюдать, как они милуются. Несмотря на то, что Витины родители категорически не хотели, чтобы сын привел в дом «эту безродную девку», он первое время надышаться не мог на свою Нюсеньку. И не слушал никого, даже когда ему пригрозили, что и сам, в случае непослушания, окажется на улице. Виктор все равно женился, и после скромной свадьбы, на которой его родители не присутствовали, они с молодой супругой обитали в съемной комнате где-то на окраине. И лишь когда Нюся забеременела, отец с матерью смягчились и позволили жить им на своей даче. Но все равно смотрели на невестку косо, и общаться с ней долгое время вообще не хотели.

Хотя с появлением внучки все на какое-то время изменилось к лучшему: дед и бабушка углядели в Аленке свои фамильные черты и со всем пылом бросились о ней заботиться. Правда, я сама не раз слышала, как Нюсина свекровь со вздохом говорила моей маме, что опасается, как бы на девочке не сказалось дурное влияние ее матери.

— Конечно, постараемся сделать все, чтобы ребенок получил достойное воспитание. Вот смотрю на вашу Оленьку и не нарадуюсь: и музыкальная школа, и теннис, и учится она прекрасно. Но мы совершенно не в состоянии оградить нашу малышку от этой деревенщины! Ведь Нюся грубая, необразованная женщина. И как же угораздило нашего Витю вляпаться в эту историю! А ребенка ведь все равно придется у нас прописывать. И я не удивлюсь, если эта особа потом и часть квартиры у нас оттяпает!

— Да не переживайте вы так, судя по всему, Витя с Нюсей очень любят друг друга, вон как они порхают, прямо светятся оба!

— Порхают, как же! Вчера, наверное, видели, как мой наивный сынок целый час таскал эту корову на своих плечах? Хоть бы подумала, что муженек спину может сорвать. И ведь специально, гадина, это представление устроила, еще так победно на нас сверху поглядывала…

Но, несмотря на злопыхание домашних, до поры до времени у Нюси и Вити было всё хорошо. Проблемы начались, когда грянул кризис, и все остались без работы. За Аленкой было кому присмотреть, и Нюся пошла, торговать на рынок. А когда приезжала на дачу, занималась хозяйством и грядками. И если раньше она часто хохотала, несмотря на придирки, была весела и энергична, то теперь мы все чаще видели ее раздраженной, злой. Нюся, видимо, сильно уставала и, не находя поддержки дома, стала срываться даже на мужа, который вел праздную жизнь и, судя по всему, не спешил найти себе новое место. Он ходил на рыбалку, много купался, а вечера проводил вместе с родителями за просмотром телепередач или читал. А по отношению к своей прежде так горячо любимой жене все чаще стал занимать позицию родителей. Он уже смотрел на нее свысока, то и дело огрызался, и даже ходили слухи, что втайне хороводится с молодой вдовой Ириной с соседнего участка.

Вражда

Прошли годы, Аленка окончила школу и поступила в институт. Напрасно беспокоились дед и бабушка — девочка выросла скромной и старательной. Но в их семье мира по-прежнему не было, наоборот, каждый наш приезд на дачу сопровождался соседскими баталиями, причем Нюся уже не выбирала выражений и покрывала своих домочадцев площадной бранью.

А ее муж Виктор, который за все это время так и не нашел подходящей работы, а пробивался временными заработками, все чаще тыкал ей в нос именно разницей их социального положения.

— Я внучатый племянник Цветаевой! — кричал он. — Поднял ее из грязи, практически с помойки взял, ввел в приличный дом, с родителями не посчитался, а где она, благодарность? Выгнать бы ее надо, только ради дочки и терпим эту стерву!

— Заткнись ты, племянник! — орала в ответ Нюся. — Если бы не Аленка, давно бы послала подальше вашу гнилую семейку! Сколько уже лет ездите на моем горбу, бездельники проклятые!

— Хватит нас позорить, дикая ты женщина, — подключалась Нюсина свекровь, — всю жизнь нам испоганила. Уймись, все уже знают, какая ты хабалка!

Правда, надо отметить, что теперь эти безобразные сцены происходили лишь в отсутствие Аленки, соседи все же старались сдерживаться, когда она приезжала на дачу. Нюся однажды по секрету сообщила нам, что однажды в пылу сражения все они увидели, как Алена вдруг побледнела и сползла по стенке. А к вечеру у нее поднялась температура. Все тогда страшно перепугались, и девочку отвели на прием к хорошему специалисту. Ну и врач сказал, что у подростка тонкая организация, поэтому нервничать ей нельзя, девочку нужно’ беречь от всякого негатива.

После этого случая соседи стали потише, но Алена, повзрослев, на дачу стала приезжать редко, видимо, с этим местом у нее связывались неприятные ассоциации. Ведь в городе семьи уже давно жили раздельно, и хотя между ее родителями особо теплых отношений не наблюдалось, они все же в присутствии дочери тормозов не теряли. Да и некогда там им было лаяться — с утра все разбегались по делам, а вечером, уставшие, ужинали и отправлялись спать. Разве что Аленка засиживалась за уроками допоздна.

ПЕРЕЙДИТЕ НА СТРАНИЦУ 2 НИЖЕ, чтобы читать продолжение
Загрузка...

НРАВИТСЯ
ПОДЕЛИТЬСЯ